Ravana
Чтобы слово прозвучало, должна быть тишина... До и после.
.
.
11 сентября 1973 года в результате военного переворота, возглавляемого начальником генштаба генералом Пиночетом, был свергнут президент Республики Чили Сальвадор Альенде.

Мятеж начитается сразу после полуночи, когда личному составу Военно-Морского Флота Чили, проводящего в Тихом Океане совместные с ВМС США учения, зачитывают обращение адмирала Хосе Мерино. Адмирал приказывает морякам выйти из повиновения президенту. Несогласных (около тысячи человек) здесь же, на месте, расстреливают и выкидывают за борт. К шести утра флот возвращается к берегам Чили, высаживает десант и захватывает крупнейший порт страны – Вальпараисо.

В 6.20 Альенде узнает о захвате Вальпараисо и к семи утра, так и не дозвонившись ни до Пиночета, ни до других военных, едет в президентский дворец Ла-Монеда, надеясь там разобраться в ситуации. Туда же прибыли его сотрудники, приехали и две дочери президента - Беатрис и Исабель. Беатрис была беременна…
В 7.50 по радио зачитывают заявление военной хунты, требующей перехода всей власти в её руки. Альенде приказал подготовить дворец к обороне. «Если бы я мог оказаться в другом месте для продолжения борьбы, я бы это сделал. Но я в Ла-Монеде, и именно здесь я буду бороться и погибну, если потребуется».
В 9 часов в Ла-Монеду позвонил Пиночет. Он предложил президенту самолёт и гарантии вылета вместе с семьей в любую страну мира, предупредив, что в противном случае начнётся штурм.
Ответ Альенде был короток - «Я не сдамся и не покину дворца. Угрозам подчиняются только трусы. И сдаются только трусы. Такие, как вы».

К этому времени мятежниками уже был захвачен телецентр и часть радиостанций. Многочисленными бомбардировками разрушены незахваченные.
Чудом остается в эфире лишь одна – радиостанция «Магальянес». Именно с помощью ее передатчиков в эфир попадет последняя речь президента, облетевшая затем весь мир.

В одиннадцать утра начался штурм. Армия в течении пяти часов, с применением бомбардировщиков и тяжелой бронетехники, штурмовала дворец, который защищали всего сорок человек, в том числе и сам шестидесятипятилетний президент. В этот день он впервые в жизни стрелял из автомата…

В момент затишья уже раненый Альенде отправляет прочь из здания женщин и невооруженных. «Последний образ отца, оставшийся у меня в памяти, — вспоминала Исабель, - это образ борца, в каске и с автоматом в руке, который переходил от окна к окну, подбадривал соратников, сам стрелял по танкам. Ему предложили надеть бронежилет. Он отказался со словами: "Почему я? Я такой же боец, как и все"».

В 13.30 танки протаранили главные ворота президентского дворца и уцелевшие защитники отступили на второй этаж. Спустя некоторое время Альенде, не желая попасть в руки мятежников живым, застрелился. Оставшиеся в живых соратники посадили его в президентское кресло, одели президентскую ленту, покрыли плечи национальным флагом и ушли. Ворвавшиеся солдаты в упор расстреляли уже мёртвое тело. Вскрытие обнаружило 13 пулевых ран…

Сотрудники радио «Магальянес», забаррикадировавшиеся в здании радиостанции, все утро призывали людей к сопротивлению мятежникам, а когда стало понятно, что через несколько минут последние двери будут выломаны, под случайно оказавшуюся на станции гитару, в прямом эфире запели гимн Чили.

Песня была оборвана автоматными очередями…