Ravana
Чтобы слово прозвучало, должна быть тишина... До и после.
Я люблю этот мир. Это мой мир. Его бескрайние ледяные просторы; его ветер, пронизывающий до костей, проникающий в малейшую щель, но способный через секунду ласково гладить по щеке, словно любимую девушку. Скалы, стоящие, словно древние исполины, бросающие вечный вызов всему и вся; и жаркое дыхание пустыни, уносящее малейший холод из костей, губящее плоть, но возвышающее душу до первого из Небес, имя которому Спокойствие. Леса, дарующие путнику благословенную прохладу; и глоток чистой воды из колодца. Великие волны, разносящие в щепки корабль и качающие при этом утлую шлюпку нежнее, чем мать качает в колыбели свое дитя; и лесной пожар, способный поспорить в скорости с ветром, огненная стихия, которую боятся и живые, и мертвые.
Я по-настоящему люблю этот мир. И неважно, кто населяет его в данный момент, как они относятся друг к другу и к автору этих строк. Род приходит, и род проходит, а земля остается вовеки.
Это мой мир. Я не хочу уходить.