Ravana
Чтобы слово прозвучало, должна быть тишина... До и после.
Отставший от жизни за время битвы с Балрогом Гэндальф был
весьма озадачен слухами о том, что Черный Властелин сильно
уменьшился в росте, а ноги его обросли густой шерстью.


Собрал Глаурунг эльфов в Нарготронде, посмотрел им в глаза
внимательно и спросил:
- Ххорошшо ли вам меня ссслышшшно ?
Эльфы хором ответили:
- Мы слышим тебя, о Каа...

"Давненько я не наведывался в Эсгарот", - подумал Смог, увидев
на крыше ратуши Бэрда со "Стингером".

Вылезает грязный по макушку Саруман из Ортханкской лужи, а
Гэндальф на него посохом указывает и говорит сурово:
- Ты потерял свою белизну, Саруман !

Из тоннеля выскочил Фродо, за которым гналось нечто
многоногое и бронированное, а он на ходу кричал, что
это самопрограммирующийся кибер на тригенных куаторах,
которые разладились и...
- Ой-ой, он меня сейчас расчленит!

Очнулся Гэндальф после битвы в Мории. Смотрит - а вокруг все
белое, сам он тоже в белом... Спрашивает:
- Это Лориен ?
- Нет, - отвечают ему, - это Склифосовка.

Привел Гэндальф Арагорна на заснеженную вершину и показал
ему обрубок фонарного столба, торчащий из сугроба.
- Вот, сказал он, - род его древнее твоего. Это потомок
великого фонаря, чьими потомками стали Телперион и Нимлот.
Скоро на нем пробьются первые лампочки.

Тулкас был искусный воин. Он на этом деле собаку съел. И
не одну. Поэтому в Средиземье нет собак.

Надпись на Кольце гласила: "Ыздан етат икземпляр па ашипке.
Перид надиватием зжеч."

Приплыл Кэрдан к Ульмо и завел:
- Че это, мол, все веселятся, месятся, а я в стороне, как и
не родной вроде...
- Дурак! - булькает Ульмо, - ты же Корабел! Ты что, фре-
гатами своими Барад-Дур штурмовать будешь? Тоже мне,
адмирал Ушаков...

Бегал как-то Саурон по берегу Нурнена трусцой. Встретились ему два
усталых, заблудившихся хоббита. Спрашивают:
- Не подскажете, где здесь Ородруин?
Саурон подсказал, отчего не подсказать-то?..

Плывет Бильбо в Валинор, сидит в каюте и думает: "Эх, стар
я стал, голм-голм... В смысле, о-хо-хо, конечно..."

Спустился Сэм с Ородруина, а Гэндальф его спрашивает:
- Хозяин, мол, где?
- В вулкан упал. Вместе с Горлумом.
- А Кольцо?
- А чего Кольцо? Вот оно. Велено хранить - я и храню.
- Дубина! Дай сюда, я брошу.
- Фиг! - ответил Сэм, надевая Кольцо, - велено хранить, я и храню...

Пришел Келеборн домой, а двери заперты... Он постучал:
- Галадриэль, мол, открой, это я.
Никакой реакции. Тогда он постучал сильнее:
- Эй, жена, ты че, спишь, в натуре?
Снова без ответа. Тогда он замолотил ногами...
Наверху открылось окно и заспанный Гимли посоветовал:
- Дурак, ты рогами постучи...

Ползут мимо Гондора девять червяков. Один из них, в
золотой короне, говорит:
- Ну что, может, до Гондора докопаемся?
- Молчи, Ангмарский, вчера уже до Гэндальфа докопались!

- Не бойтесь, – воскликнул Арагорн и выпрямился в лодке, -
Исилдур с Анарионом помогут своему потомку!
Выбираясь из воды и отряхиваясь, Хранители слышали дружный
вопль Каменных Гигантов:
- Утрешься, салага!

Дошел до Горлума слух, что обьявился в Лихолесье страшный
ночной упырь, который пожирает маленьких зверюшек прямо во
сне и нет от него никакого спасения. Горлум очень испугался...

Бэрд-лучник был настоящим эсгаротцем - сам признался, что
охотился всегда с одной стрелой, да и ту всегда отыскивал,
чтоб не пропала.

Однажды эсгаротец побывал в Минас-Тирите и был неприятно
поражен бесхозяйственностью гондорцев: в городе кормежка
пайковая, а над Цитаделью дармовое мясо летает.

Когда Торин обьявил эсгаротцам о своем намерении вернуть
сокровища, те как-то странно переглянулись, но возражать
не стали - пускай его идут...
Ну и вот, пробрался Бильбо Боковым Ходом в пещеру, а там -
ни монетки медной, ни колечка латунного. Только посреди
пещеры Смог храпит, а в жилете - одни дырки от алмазов...

Принес Бильбо эсгаротцам Аркенстон, поблагодарили его, да и
спрашивают:
- А кольчужка-то на тебе чего, мифрильная или как?
- Ага, - гордо отвечает Взломщик.
- Ну-ну... Больших денег, небось, стоит?
Бильбо спохватился:
Да нее... Так, в куче отбросов нашел...
- Ну ладно, - отвечают эсгаротцы, - да ты раздевайся,
переночуешь у нас...

Однажды эсгаротец заглянул в Палантир.
- Что ты там увидел? - грозно спросил его невесть откуда
взявшийся Гэндальф.
- Муть, - кратко выругался эсгаротец, - но зато бесплатно.

Бургомистр Эсгарота заболел драконовой болезнью -
застрелился из бэрдового лука и утопился в озере.
Так, по крайней мере, Бэрд рассказывал...

В Эсгароте Гэндальфа не любили за вечно озабоченный вид и
за то, что много каркал. В смысле накаркивал. Бывало, литр
пива в трактире вылакает, а как деньги с него спросят, так
сразу:
- Дракона на вас нет, вымогатели!

После гибели Гэндальфа собрался Светлый Совет на заседание.
Галадриэль спрашивает Сэрдана:
- А где же Нарья?
- Да я его Митрандиру отдал.
- Как? - спрашивает Элронд, - Я же ему свое Кольцо подарил!
- И я - удивляется Галадриэль... Все переглянулись...
Голос Гэндальфа:
- А теперь мне нужны все Пять Посохов!!!

Создал Ауле-кователь Семерых Отцов Гномов, а папа Илуватар рас-
сердился. Тогда Ауле взял кувалду и раздолбал гномов вдребезги.
С тех пор гномы размножаются делением, а кувалду любят, как орган
размножения.

Пришел Феанор к телери и говорит:
- А че, братаны, продайте мне корыта ваши!
- А чем заплатишь?
- Ну-у... Буду вас до конца жизни владению оружием обучать...
И обучал. До конца жизни.

- Эй, что там за грохот?
- Тулкас Мелкору морду бьет.
- За что?
- Да морда ему не нравится.
- А чего ж так долго?
- А чем больше бьет, тем больше не нравится...

На Совете у Элронда. Гэндальф:
- А сейчас я представлю Совету главное доказательство того,
что это именно то самое Кольцо! (надевает Кольцо на палец)
АШ НАЗГ ДУРБАТУЛУК, АШ НАЗГ ГИМБАТУЛ...

Пришел Эру к Элронду и спрашивает:
- Где, мол, брат твой, Элрос?
- Разве сторож я брату своему? - отвечает тот. - Ты ж его
человеком сделал, вот он и помер...

Приплыл Светлый Совет в Валинор и заявил Валарам:
- Мы, мол, решили не распускаться.
- Ну уж нет! - возмутились Валары, - в Валиноре может быть
только один Совет!
Галадриэль многозначительно кивает:
- Вот именно...

Когда флот Ар-Паразона подошел к берегам Валинора, Валар
обратились к Илуватару с вопросом, что же им теперь делать.
- Потопите Нуменор, - ответил Илуватар, - и перекрасьте
Саурона в зеленый цвет.
- Но, Эру, почему в зеленый? - удивились Валар.
- Я так и знал, - вздохнул Илуватар, - что по первому
пункту у нас расхождений не будет.

У наместника Гондора Денетора было четверо сыновей: Боромир,
Фарамир, Мирумир и Титомир.

Ругает Элронд сыновей: - Вот будете бездельничать - в люди
выйдете. Как дядюшка Элрос, царство ему небесное...

Взошел князь Имрахиль на стену - а там паника. Он спрашивает:
- Что, снова головы через стены кидают?
- Нет, князь, - отвечают дружинники, - слух прошел, что скачут
к нам роханцы и у каждого за спиной - злющий, кровожадный
невысоклик. Мало нам орков?!

Ползает Верховный Врачеватель в лесу с корзинкой и бормочет:
- Ему, значит, все равно, где он называется "гриб берсерков",
а где - "мухомор"!

- Говори, Саруман! - вскричал Гимли.
- Саруман ? - переспросил старик, - Да... можно сказать, что
я Саруман...
Бедняга Гэндальф! Он так и не успел объяснить гному, что
оружие против него бессильно...

- Оставь меч, иначе тебе прийдется биться со всеми воинами Рохана,
- заявил Хама, обращая клинок против Арагорна.
- Вас что, ТАК МАЛО?! - ужаснулся тот...

- Вот твой старинный клинок Геругрим, государь, - молвил Хама
с поклоном. - Я нашел его в сундуке Гнилоуста. Там же лежало
много пропавших вещей, а еще твоя племянница Эовин.
- Ты врешь, - прошипел Грима, - государь сам отдал ее мне
на сохранение!

Кто такой Саурон? Это тот, кто называет Шелоб кошкой,
даже наступив на нее в темноте.

Прямо перед собой увидел Сэм черную массу, усыпанную
гирляндой тускло светящихся огоньков. Он судорожно сжал
оба кинжала и закричал:
- Ну ты, тварь! Ща ты за моего хозяина получишь!
С этими словами бесстрашный хоббит штурмовал новогоднюю елку...

- А давайте не отдадим Беорну пони! - предложил Торин.
На следующее утро рядом с волчьей шкурой и орочьей башкой
появилась борода...

Битва Пяти Воинств. Беорн бушует и всех месит. Какой-то
эльф выплевывает зубы и вопит:
- Эй, я же эльф!!!
- А пофиг, - отвечает Беорн, - все равно не медведь...

Мы, роханцы, Вражеским посланцам коней не продаем:
они их портят. Мы им и коз не продаем, и свиней, и вообще
- женщин у них там не хватает, что ли?

После изгнания Саурона вастаки, умбарцы и харадримы сдвинули
щиты, готовясь умереть в бою. Государь Элессар поразмыслил
и даровал им прощение: как-никак, их раз в десять больше...

Возвращается Бильбо из похода Туда и Обратно и рассказывает
хоббитам:
- Тролики - это не только ценный кошелек, но и тры-чотыры
центнеры высококачественного граниту!

По реке плыли две бочки. На одной стояла надпись "Килька",
на другой - "Филька".
- Племяннички плывут - важно сказал Торин.

- Это мой друг Гимли, сын Глоина, - представил Леголас гнома
Фангорну. Тот нахмурился, а Леголас продолжил:
- А секира у него не для деревьев. Он ею оркам головы рубит.
- Правда? - сурово спросил гнома Фангорн.
- Правда, - подтвердил Гимли, - я деревья бензопилою...

Заметка в газете "Голос Дарина": "Вчера в Мории было
открыто новое перспективное месторождение Балрогов. По
прогнозам специалистов, разведанных запасов хватит на
осветление не менее 30-40 Гэндальфов".

Пришли Хранители в Летописный Чертог, видят - вокруг орочьи
ятаганы валяются поломанные, панцири разорванные да бутылки
битые. А на гранитной плите надпись: "Балин, сын Фундина,
государь Мории. Не будите его, он с похмелюги еще страшнее."

Ходят слухи, будто эльфы - это орки, пойманные Валарами
и чародейски измененные в Валиноре...

Сидит Балрог в колодце, трубку покуривает. Заглядывает туда
орк и в ужасе откатывается:
- Гхаш!
- Не гхаш, а гаш, - флегматично поправляет Балрог, затягиваясь.

Бежит толпа орков к Фангорну. Углук оглядывается и орет:
- Лошадники догоняют!
Грышнак смотрит вверх и бормочет:
- Стервятники тоже...

Орочьи народные музыкальные инструменты - гнусли и барарайки.

- Вот теперь уж я им точно просигналил:"Гэндальф здесь!"
- мрачно улыбнулся Гэндальф, снимая с плеча огнемет...

Кто сказал, что Саурон - Черный? А вы бы какими стали, пожив
столько у коптящего вулкана?!

Поспорил как-то Саруман с Гэндальфом о том, что он-де троих
подряд встречных уговорит в Ородруин броситься. Ну вот, идут
они по склону, а навстречу какой-то шальной гном торопится.
Саруман ему говорит:
- Слышь, борода, а твою сокровищницу-то дракон разорил...
- О, горе мне! - вскричал гном и прыгнул в кратер.
Идут они дальше. Видят - эльф с мечом торопится. На подвиги
собрался. Саруман ему:
- Ага, благородный эльф, а возлюбленную твою, между прочим,
орки убили...
- О, горе мне! - вскричал эльф и вместе с мечом ринулся в
огненную бездну...
И вдруг приносит на гору Саурона - посмотреть, что за столпотворение.
Гэндальф злорадствует, а Саруман говорит:
- Саурон, а ты слыхал: Илуватар запретил в вулканы прыгать?
- А мне пофиг, что там он запретил!

Сидит Саруман на верхушке Ортханка, посреди жуткой грязной
лужи и горько плачет. Мимо идет Гэндальф, спрашивает сочувственно:
- Что, снова энты приходили ?
- Какие энты ? Водопроводчики...

Пришел как-то к Саруману во сне гномик и говорит:
- Давай, мол, пописаем...
- Да я не хочу, - отвечает Саруман. А гномик не отстает:
- Тогда давай покакаем...
Не выдержал тогда Саруман и говорит:
- Далеко, говорит, отсюда твои подземные чертоги, Гимли,
сын Глоина. Отправляйся туда и засри их хоть доверху!

Шипит Король-Призрак на Эовин:
- Не спорь с назгулом о его добыче! А то он унесет тебя...
Вдруг слышит писк снизу:
- А ты не спорь с хоббитом о ЕГО добыче! А то он засадит тебе
кинжал в ж.., спугнет птичку, а потом прикинется спящим и скажет,
что так и было!
... Так и было...

Вызвал Государь Элессар Берегонда на суд и сказал ему:
- Я б тебя, конечно, казнил, да только нельзя - ты ж у нас
герой... Но по морде ты таки получишь...
Схлопотав по морде, понял Берегонд, как справедлив Государь...

Спит как-то Глаурунг у себя в пещере, вдруг кто-то как запищит
под ухом:
- Ей, Глаурунг, я тебя грабить пришел!
Смог отвечает спросонья:
- Я не Глаурунг, я Смог.
- А мне не пофиг? Заплачено уже...

- Вот, Сэм, - говорил Фродо, выбираясь из Мертветских болот,
- страшная битва была здесь, и многие герои лежат на дне...
Следом выбирается Горлум, что-то второпях дожевывая:
- Ничего-сс там нет, одни змейссы да пиявссы оссталиссь...

Шел как-то энт по берегу Андуина, видит - бревно плывет,
глазами помаргивает.
- Хуум-хум, - удивился Фангорн.
- Голм-голм, - подтвердило бревно.

Приехал как-то Король-Призрак в Минас-Тирит. Спрашивает:
- Простите, где тут переночевать можно?
Выехал навстречу Гэндальф на Сполохе и говорит:
- Убирайся, мол, подобру-поздорову. Нет тебе тут места.
Назгул обиделся и уехал. Дикие они какие-то в Гондоре...
На людей кидаются.

...И воскликнул менестрель:
- Слушайте, народы Арды! Слушайте песнь о Фродо Девятипалом, Сауроне
Одноглазом, Сэммиуcе Безмозглом и других калеках Третьей Эпохи!

- Гхан-Бури-Гхан великий вождь, он считает звезды на небе,
деревья в лесу, пальцы на ногах... Он идиот, ему больше
делать нечего...

- Вкус-сненькая рыбка-сс, - сипел Горлум, забираясь в воду.
- Жирненький Смеагорл, - напрасно надеялись пираньи...

Средиземье, n-ная эпоха. Едут два эльфа в танке. Один обеспокоено
говорит:
- Орки близко. Броня светится...

Кончилась, значит, третья эпоха, побежеден старый Сау, все
радуются и веселятся. Ходит Арагорн по городу - все веселятся,
ходит по деревне - все танцуют, веселятся. Приходит он в лес,
а там сидит нечто, волосатенькое и чего-то делает.
- Ты чего делаешь? - спрашивает Арагорн.
- А вот, фенечки плету. Три - премудрым эльфам...

А это уже вполне жизненные размышления:
Как известно, Фродо, объявляя себя Властелином, надел кольцо
на средний палец. Надо полагать, там же его носил и Саурон.
А теперь подумайте, ЧТО должен был показывать Элендилу и
Исилдуру Саурон, если средний его палец был отрублен, не
задевая ни указательного, ни мизинца....