Ravana
Чтобы слово прозвучало, должна быть тишина... До и после.
.
.
Часть 2. Грузия в Российской Империи.

О Грузии и грузинах в Российской Империи можно писать книгу. Как говорил персонаж одного очень известного фильма: «В Москве есть станция метро, называется именем Багратиони. Когда я проезжаю мимо, у меня в глазах всегда появляются слезы. Это слезы гордости! И я горжусь, что этот великий полководец - мой соотечественник!»
К 1810 году, так или иначе, вся «грузинская» Грузия оказывается во власти Российской короны. Где-то это проходит добровольно, где-то под влиянием обстоятельств. Что интересно, и здесь грузинская модель поведения не дает сбоев - через 10 лет после Ираклия II, его ошибку повторяет царь Имеретии Соломон – он подписывает договор о протекторате с Россией, но продолжает активные переговоры о таком же протекторате с Турцией - в результате теряет власть, бежит в так любимую ему Турцию, а Имеретинское царство упраздняется и становится основой Кутаисской губернии.
Впервые за несколько столетий все грузинские княжества оказываются в составе одного государства. Но территориальный вопрос на этом не останавливается – сбывается многовековая грузинская мечта – собирание земель. Российское государство понемногу собирает старые грузинские земли, утерянные картвелами за несколько столетий до того – Ахалцихе, Ахалкалаки, Саингило, Самцхе-Джавахетию, Аджарию и др. и вводит их в состав грузинских губерний. В боях за эти земли гибнет около 20 000 русских солдат.
Во чреве России начинает вызревать единая грузинская нация. Много веков, по крайней мере с XIV века, историки, этнографы и путешественники не говорили о грузинах, как о единой нации, называя картвел «грузинские народы» и видя очень значительную разницу между гурийцами, мингрелами, кахетинцами, сванами и т.д. Помещенные в единые условия, управляемые одинаковыми законами, грузинские народности постепенно начинают приобретать черты действительно единого народа.
Грузины уравниваются в правах с остальными российскими подданными. От этого российская аристократия сразу взрывается – на территории с населением в триста тысяч человек князей и дворян оказывается столько же, сколько во всей пятидесятимиллионной России. В процессе вхождения грузинского народа в российскую орбиту аристократия играет лидирующую роль. Как и при персах, за немногими исключениями, практически вся она переходит на службу короне. От знатных грузинских фамилий в свите Императора, в Гвардии, да и вообще на высших постах российской администрации просто рябит в глазах – князья Шервашидзе, Чавчавадзе, Церетели, Орбелиани, Мачабели, Абашидзе и т.д. Многие из них оставили свой след в русской истории, как, например, потомок грузинских царей князь Петр Багратион, с упоминания которого мы начали эту главу. Грузинская знать роднится с известнейшими русскими родами, и если раньше царь картвелов Вахтанг Горгасали мог сказать, что он наполовину перс, то теперь наследник Российского престола – Великий князь Георгий Романов может сказать, что он на четверть грузин (его бабушка – Великая княгиня Леонида Георгиевна происходит из рода Багратион-Мухранских).
Вхождение в состав России изменяет не только политическую, но и культурную ориентацию грузин. Если раньше она воспитывалась на византийских и персидских традициях, то теперь культура грузин лежит в европейской, в российской сфере. В обществе выделяется и становится популярной группа талантливых молодых людей, строящих грузинскую культуру под воздействием передовых идей российского общества. Представителей группы называют «тергдалеули», по-русски, «испившие воду Терека» - т.е. побывавшие в России и проникнувшиеся её идеями. Вошедшим в историю виднейшим представителем этой группы, становится потомок князя Гарсевана, подписавшего Георгиевский трактат – великий грузинский поэт Илья Чавчавадзе, близкий родственник Нины Чавчавадзе – жены Грибоедова; современники в шутку даже рисовали его с мечом в одной руке и томиком Белинского в другой. К нему присоединяется немало передовой грузинской молодежи, таких как Церетели, Николадзе и т.д. Все они ощущали себя как грузинами, так и русскими дворянами.
В XIX веке степень взаимопроникновения грузин в жизнь России становится настолько велика, что они начинают русифицировать имена и фамилии. Абсолютно тот же процесс наблюдался в течение нескольких веков, только раньше, они изменяли имена и фамилии на турецкий и персидский лад, например Сефер-бей Шервашидзе - владетельный князь Абхазии, или Ростом – начальник гвардии шаха Аббаса, потом управляющий Исфагана, а потом и царь Картли, много сделавший для строительства и расширения Тбилиси. Процесс русифицирования приобретает немалый размах. Только известных грузин, изменивших свои имена – десятки: Цициановы (грузинский княжеский род, изначально Цицишвили), Мазниевы (генерал русской службы Мазниашвили), Баратовы (княжеский род Бараташвили, давший многих известных российских военачальников, поэтов и историков, например, генерала Николая Баратова, героя Первой Мировой Войны, командира Иранского корпуса Кавказской Армии; Сулхана Баратова – автора известной «Истории Грузии», изданной в Санкт-Петербурге в 1871 году), Андронниковы (известнейший княжеский род Андроникашвили, восходящий непосредственно к царице Тамаре, давший уже в наше время великолепного писателя и литературоведа Ираклия Андронникова) и т.д.
В девятнадцатом веке в российском обществе понемногу начинает складываться отношение к грузинам, которое будет потом характерно до самого конца века двадцатого. Это отношение нельзя назвать просто хорошим или приятельским. Не будет преувеличением сказать, что такое чувство не испытывалось ни к одному другому народу - это была какая-то влюбленность, восторженность, уважение на грани восхищения. Грузия начинает восприниматься как дружеская и родственная нам древняя и гордая цивилизация, представители которой обладают прекрасными человеческими качествами, не всегда присущими русскому народу. Каждый образованный человек знал и мог цитировать «Витязя в тигровой шкуре», Пушкин, Лермонтов и еще десятки русских поэтов посещали Грузию, строки «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной», «И божья благодать сошла на Грузию! Она цвела» уже давно стали чуть ли не символом российской поэзии. Грузин холили, лелеяли и берегли. Чего стоит, например, запрет Николая II на разведение в Грузии чая из тех соображений, что чай - чрезвычайно трудоемкая «плантаторская» культура и он не хочет, чтобы грузины изнуряли себя на чайных плантациях, поэтому чай Государь-Император предпочитал покупать в Китае. Россия традиционно тратила на развитие Тифлисской и Кутаисской губерний гораздо больше средств, чем собирала с них доходов, тем самым напрямую дотируя Грузию. Известно, что против этого неоднократно выступал легендарный российский министр финансов, а потом и премьер-министр - граф Сергей Юльевич Витте. Так, в 1900 году, в одном из посланий Николаю II он предлагал не усугублять такое положение дел и высказывался против идеи Государя по снижению и без того символических налоговых податей для грузинских губерний.
В первой половине XIX века в бюджете Империи была специальная статья – «на выкупление грузин из плена турецкого». На эти цели ежегодно тратились многие сотни тысяч. За каждого пленника Турция требовала 100 рублей золотом.
А попадали грузины в Турцию очень просто – еще в XVIII веке черкесы, аварцы и некоторые другие племена Северного Кавказа нашли самый легкий способ зарабатывания денег – захват пленников и продажа их турецким работорговцам. Невольников можно было добывать или на севере, за Кубанью, или на юге – в Грузии. Походы на север были чреваты. Во-первых, многие отряды попадали в засады и не возвращались, а во-вторых, после удачных набегов, казаки снаряжали карательные экспедиции, выжигая аулы дотла. А вот в Грузии, особенно в конце царствования Ираклия II, невольников можно было захватывать почти безнаказанно.
Это, собственно, и было одной из двух основных причин полувековой Кавказской войны. В какой-то момент в правительстве решили, что значительно дешевле будет просто покорить горцев, чем ежегодно выплачивать туркам огромные деньги. Второй же причиной было то, что закрепившись в Закавказье, необходимо было наладить с ним нормальное сообщение. То есть проложить дорогу через Большой Кавказский хребет и обеспечить безопасность перевозок. По сию пору дорога эта называется Военно-грузинской.

Даже в случаях открытого противостояния грузин царской власти, отношение к ним все равно было намного более снисходительным и щадящим. Вспомним судьбу декабристов, польских повстанцев, петрашевцев и т.д. В случае с грузинами не было ни виселиц, ни каторги, ни лишения дворянства с переламыванием шпаг над головой. Участники раскрытого в Тифлисе в 1832 году антиправительственного заговора были арестованы, сосланы в благополучные регионы, вроде Калуги и Тамбова, и буквально через несколько лет помилованы с полным восстановлением в правах. Многие из них потом сделали блестящую, абсолютно не рядовую, карьеру по военной или административной линии. Так, один из лидеров заговора князь Вахтанг Орбелиани, кстати, по матери внук Ираклия II, впоследствии получил чин генерал-лейтенанта, а его родственник Григол Орбелиани, который, так, на минуточку, был лидером наиболее радикальной антироссийской фракции заговорщиков, стал генерал-адъютантом и одно время даже исполнял обязанности наместника царя на Кавказе. Представьте, что «кровавый» царизм вместо виселицы сделал Петра Каховского губернатором в его родной Смоленской губернии? Или сослал Сергея Муравьева-Апостола в Калугу, через 3 года простил и еще через несколько лет дал генеральский чин? Абсурд. Но в случае с Грузией – реальность.

Такая ситуация продолжалась не много ни мало – до начала ХХ века, когда, повторяя судьбу Ирана и Турции, уже новый покровитель Грузии – Российская Империя, тоже начинает слабеть. В 1905 году проиграна война с Японией, страну начинают раздирать политические волнения, образуется огромное количество всевозможных партий и политических течений. Трехсотлетняя монархия сдает позиции, законодательно ограничивает свои полномочия, несколько раз созывает и распускает Думу... Страну лихорадит.
Начавшаяся в 1914 году Великая Война сначала мобилизует общество, но затем неудачи на фронте и экономические неурядицы приводят к катастрофическому положению. В результате армия разваливается, в стране происходит череда восстаний и переворотов, Николай II отрекается, повсюду царит разброд и шатание.

Хозяин ослабел. Он уже не мог исполнять для грузинского народа ту функцию, которую позднее американцы назовут «safe harbor» - благополучная гавань. Новая ситуация заключала в себе ряд угроз, но, как и с персами, несла очень интересные перспективы. С одной стороны, уменьшались возможности для грузин в российском государстве и увеличивалась опасность со стороны Турции - страны, сохранившей как боеспособную и организованную армию, так и притязания на закавказские территории, с другой стороны, появлялась перспектива расширить грузинскую территорию за счет земель старого хозяина.


Часть 3. Грузия в период Меньшевистской республики

Я намеренно не пишу о возможности «освободиться от покровительства» и стать независимым государством. Такого пункта в грузинской политической парадигме нет. Не существует. По крайней мере, последние 450 лет истории не дают нам ни такого примера, ни даже желания таковой пример создать. Подобно старым грузинским князьям, Грузия начинает искать нового покровителя. Претендентов на эту роль в то время было немного. По сути, ими являлись старые хозяева – Турция и Иран, а также Англия и Германия. Турцию и Иран можно было отмести сразу – Иран сам был слаб и оккупирован Англией, а интересы Турции полностью противоречили грузинским; Англия была сильно занята военными делами и особого интереса в покровительстве маленькой, но гордой нации не проявляла. А вот в случае с Германией наметилось удивительное совпадение интересов.
Дело в том, что увязшая в войне, имевшая очень мало колоний, а значит и сырьевых ресурсов, Германия остро нуждалась в полезных ископаемых для своей военной промышленности. И Грузия опять начинает звать.
Еще находясь в составе Закавказской Республики, и внешне не выказывая никакого стремления выйти из неё, Грузия начинает закулисные переговоры с Германией по поводу создания на Кавказе отдельного, подконтрольного немцам государства. Весной 1918 года в германский МИД направляется сообщение следующего содержания: «При определенных обстоятельствах Грузия обратится к германскому правительству с просьбой инкорпорировать ее в германский рейх в качестве либо федерального государства, управляемого германским принцем, либо на условиях, подобных управлению британских доминионов, при контроле со стороны германского вице-короля». Грузинским вопросом со стороны Германии занимается представитель одного из самых древних немецких родов - граф Фридрих фон Шуленбург - тот самый, что потом будет послом фашистской Германии в СССР, 22 июня 1941 года объявит Вячеславу Молотову о начале войны, а еще через 3 года будет повешен, как участник известного заговора против Гитлера. Пользуясь тем, что фон Шуленбург с 1911 по 1914 год возглавлял немецкое консульство в Тифлисе и находился в курсе грузинской ситуации, в начале 1918-го Кайзер посылает его в Грузию в составе немецкой делегации в качестве «серого кардинала», отвечающего за успех предприятия.
Степень подчиненности грузин Германии в то время просто поражает. Ни о каком «равноправном партнерстве» с немцами, как это любят представлять современные грузинские историки, нет и речи. По сути, немцы выполняют функции грузинского МИДа или верховной власти вообще. Так, фон Шуленбург лично пишет документ о выходе Грузии из состава России, составляет текст грузино-немецкого договора о сотрудничестве, включает в него все существенные, на его взгляд, условия и т.д.
И вот, 13 мая 1918 года Грузия объявляет о выходе из Закавказской Республики, 2 дня спустя – 15 мая – в порту Поти высаживаются первые подразделения кайзеровских войск, 26 мая Грузия объявляет о своей независимости, а 28 мая Берлин эту независимость признаёт. К этому времени на земле Царицы Тамары и Давида Строителя находится уже больше 7 тысяч немецких солдат, а германские гарнизоны располагаются по всей территории страны – в Тбилиси, Гори, Сигнахи, Поти, Батуми, Очамчире, Кутаиси и т.д. Немцы берут под контроль самые важные объекты инфраструктуры - почту, банки, телеграф, военные и финансовые ведомства, начинают формировать, оснащать и обучать грузинскую армию.
В соответствии с договором, тщательно составленным фон Шуленбургом, Грузия превращается в сырьевой придаток Кайзеровской Германии. Немцы получают марганцевые, медные рудники, порт Поти, железную дорогу, вывозят из «независимой» страны полезные ископаемые, продукты питания, шерсть и т.д. Дело идет так удачно, что Берлин награждает министра иностранных дел Грузии Акакия Чхенкели высшим военным орденом Германии - Железным крестом. Представление на награждение таким же орденом посылается и на главу грузинского правительства - Ноя Жордания.
И вот здесь мы подходим к лидерам грузинского государства, реализовавшим его традиционную модель развития. Их личности просто поразительны! В советское время таких людей называли «перевертыши». Скорости изменения их политического кредо и разворота их позиций на 180 градусов мог бы позавидовать сам персидский грузин (или грузинский перс) Ираклий II. Достаточно сказать, что еще в 1917 году, Ной Жордания принадлежал к группе так называемых «оборонцев» - т.е. тех, кто очень активно ратовал за войну с Германией до победного конца, а через каких-то полтора года за заслуги перед Германией немцы уже представили его к Железному кресту! Это поразительно! Такие кульбиты нигде больше, кроме как в Грузии не встречаются!
Вообще, стоит сказать, что по старому грузинскому обычаю, разворот Грузии от одного покровителя к другому подготовили и возглавили люди, предыдущей властью обласканные и выдвинутые на передовые иерархические позиции. Это была та традиционная грузинская знать, которая, как и в случае с персами, если и не правила Россией, то уж, во всяком случае, оказывала значительное влияние на принятие важных государственных решений. Пришедшие к власти в Грузии в 1918 году Жордания, Чхенкели, Церетели, Чхеидзе и др. были очень известными и влиятельными людьми в политике России начала ХХ века.
Ной Жордания был одним из лидеров политической мысли России того времени, главой фракции социал-демократов в I Государственной Думе; Ираклий Церетели возглавлял фракцию меньшевиков II Государственной думы, был Министром почт и телеграфа Временного Правительства; Николай Чхеидзе являлся одним из виднейших депутатов Думы III и IV созывов, спикером меньшевистской фракции, после Февральского переворота, при Керенском, он стал Председателем Петросовета(!!!), а затем и Центрального Исполнительного Комитета; награжденный Железным крестом Акакий Чхенкели тоже был одним из руководителей сначала социал-демократов, а потом и меньшевиков, членом Государственной Думы, представителем Временного Правительства в Закавказье.
Стоит отметить, что как, в свое время, персы возмутились неожиданным политическим разворотом Ираклия II, так и соратники грузинских лидеров не поняли резкой и быстрой смены их позиции на диаметрально противоположную. В этом отношении интересны статьи Троцкого, который тогда был в самой гуще политической борьбы и новое грузинское руководство знал давно – с Жордания они ещё до революции вместе сотрудничали с несколькими издательствами, а Чхеидзе он менял на посту Председателя Петроградского Совета. Не будучи сам идеальным политиком, Лев Давыдович был до глубины души возмущен внезапным и коллективным переходом коллег по политической борьбе в стан противников. То, что он пишет про них настолько ёмко и точно, что даже через 100 лет его оценки и характеристики можно давать в чистом виде - без каких-либо комментариев. Лучше, чем он сказать сложно: - «Мы знали этих господ раньше, и притом не как владык независимой демократической Грузии, о которой они сами никогда и не помышляли, а как русских политиков Петербурга и Москвы... В качестве идеологов буржуазной республики Церетели - Чхеидзе, как и все их единомышленники, непримиримо отстаивали единство и неделимость Республики в пределах старой царской империи. Притязания Финляндии на расширение ее автономии, домогательства украинской национальной демократии в области самоуправления встречали со стороны Церетели - Чхеидзе беспощадный отпор. Чхенкели громил на Съезде Советов сепаратистские тенденции некоторых окраин, хотя в ту пору даже Финляндия не требовала полной самостоятельности. Для подавления этих автономистских тенденций Церетели - Чхеидзе готовили вооруженную силу. Они применили бы ее, если бы история оставила им для этого необходимое время».
Сильно? Это еще не все, читаем дальше: - «В качестве министров всероссийского правительства грузинские меньшевики обвинили нас в союзе с германским штабом и через царских следователей предали нас обвинению в государственной измене. Брест-Литовский мир, открывавший германскому империализму "ворота революции", они объявили предательством России. Именно под этим лозунгом они призывали к низвержению большевиков. А когда почва революции слишком нагрелась у них под ногами, они откололи Закавказье от России, затем Грузию - от Закавказья и действительно настежь открыли ворота "демократии" перед войсками кайзера - с самым низким поклоном и с самыми льстивыми речами... То есть, говоря иными словами, лидеры «свободной» Грузии сами проделали то, в чем они всего за год до этого обвиняли других»!
Но, оставим на время личности «героев грузинской революции», мы к ним еще вернемся, перейдем к самой Грузии. Чем первым делом занялось Картли-Кахетинское царство, получив от Российской Империи войска и гарантии своей защиты? Захватом территории. Чем через 130 лет занялась «свободная» Грузинская Демократическая Республика? Как ни странно, но это тоже захват территории! Напомним, 26 мая Грузия объявляет о своей независимости, и практически тут же – в июне - грузинская армия, вооруженная немцами, захватывает Абхазию, а через месяц идет и дальше – за пределы бывшей Кутаисской губернии на непосредственно российские земли с русским населением: 2 июля 1918 года занят Адлер, 5 июля – Сочи, 27 июля – Туапсе, а чуть позже – расположенный за перевалом и уже совсем не приморский Хадыженск, бывшая станица Хадыженская Кубанского Казачьего войска. Командует армией человек, о котором мельком уже упоминалось – генерал Мазниашвили, который на российской службе просил звать его исключительно Мазниевым и известный в том числе тем, что в Царскосельском госпитале после ранения его выхаживали лично Великие княжны – дочери Николая II.
В списке территорий, занятых победоносной грузинской армией, отдельной строкой стоит Южная Осетия. Если основную тяжесть по захвату Абхазии и Кубани вынесли кадровые немецкие части, то в Осетию грузинская армия сунулась самостоятельно. Операция, в целом, прошла успешно, но вот потери оказались во много раз выше, чем ожидалось. И грузинские солдаты несколько… расстроились.
Было истреблено около 10% населения республики, еще 50% бежали через перевалы на север.

Здесь, видимо, необходима маленькая ремарка по поводу Южной Осетии и Абхазии:
Южная Осетия в состав Грузии не входила никогда. В Россию она вошла совершенно самостоятельно в 1774-ом году, а под протекторатом находилась с 1651-го. С Абхазией ситуация сложнее. В какие-то периоды истории она была захвачена Грузией, в какие-то – сама захватывала всю западную Грузию, в какие-то – существовала в нынешних границах. Частью России стала самостоятельно в 1810-ом году. После распада Империи обе этих территории вошли в состав не Закавказской республики (вместе с Грузией, Арменией и Азербайджаном), а Горской АССР, как составной части РСФСР (вместе с Чечней, Кабардой, Ингушетией и т.д.).


Вот эту вот самую агрессию Грузии, нынешние грузинские историки очень не любят упоминать. Эти события обычно тщательно ретушируется, ограничиваясь только захватом Абхазии, который, естественно, признается правомерным, а о продвижении вглубь российской территории зачастую не упоминается вообще, как например в учебнике «История Грузии» Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М., изданном в Тбилиси в 1995 году. Но, оставим это на их совести, вообще же следует признать, что момент для нападения был выбран исключительно удачный – как когда-то иранцам, прежнему хозяину было не до территориальных устремлений «некогда угнетенного, а ныне демократического» государства – русские дрались между собой. Какой-либо военной силы, вооруженная и наскоро обученная немцами, грузинская армия не представляла, но ни Деникин, ни красные не могли выделить достаточно сил для постоянного размещения в регионе. Грузин били, что называется, при случае, причем, несмотря на агрессивную риторику и угрозы, при более-менее серьезном столкновении грузинская армия сопротивления не оказывала и тут же бежала, оставив позиции и бросив оружие (ничего из более позднего времени не напоминает?) Так было и в конце августа 1918 года, когда одна колонна обессиленной красной Таманской Армии, отступавшей через горы на Армавир, почти без боя заняла Туапсе, захватив брошенные грузинами 10 пулеметов и 16 орудий, (эпизод, который великолепно описал А.С. Серафимович в книге «Железный поток»), так было и в начале февраля 1919, когда, несмотря на очень тяжелое положение на Дону, Деникин смог выделить отряд генерала Черепанова, который за несколько дней занял весь Сочинский округ, захватив в плен только в Сочи более 700 грузинских солдат и около 50 офицеров. За всю операцию белые потеряли только 7 человек убитыми, а грузины только 12, что стало возможным потому, что грузинская армия не оказывала сопротивления и бежала аж до Сухуми. Примечательно, что в самом начале наступления, на речушке Лоо, кубанский казачий разъезд захватил в плен командующего грузинскими войсками – генерала Кониешвили, который в пьяном состоянии в компании женщин возвращался со свадьбы. А через несколько дней, в Сочи, в плен попал и его начальник штаба – полковник Церетели.
Вообще же, Грузинская Демократическая республика за короткое время умудрилась перессориться и начать воевать со всеми своими соседями. Кроме России в этот список попали и Армения, с которой Грузия воевала за армянонаселенные Лори и Ахалкалаки и Азербайджан, с которым разгорелся спор за Борчалинский уезд и куда по просьбе Грузии Германия направила свои войска.
В конце 1918 года в грузинских планах случился очень серьезный сбой. В Германии произошла революция, что привело к краху немецкой монархии и капитуляции Германии. Все усилия по привлечению немцев на Кавказ и усилению их как покровителей Грузии оказались тщетны – Германия проиграла в войне и по приказу победителя - стран Антанты - вывела свои войска с территории бывшей Российской Империи. Тбилиси снова был вынужден искать нового хозяина. В сложившейся ситуации таковым могла стать только Англия, но здесь произошла накладка – у Англии не было решительно никаких планов по превращению Грузии в свой протекторат. Лондон занимал взвешенную позицию, равноудаленную ото всех стран в регионе, с учетом ослабления позиций сильнейшего игрока – сначала белых, а потом и победивших их большевиков. Несмотря на это, Грузия прикладывает немалые усилия по полноценной замене ими немцев и тут сложилась просто анекдотическая ситуация – грузинам надо было объяснить англичанам, почему они, так «искренне» и «открыто» призывавшие немцев, помогавшие им и набивавшиеся к ним в близкие друзья, теперь с такой же «искренностью» призывают заклятых врагов немцев – англичан. Об этом казусе Л. Троцкий пишет «...пришлось уже открывать ворота великобританским войскам. Этому предшествовали переговоры, главной задачей которых было доказать, разъяснить, убедить, что с немецким генералом фон-Крессом (руководитель немецкой делегации в Грузии) у грузинской "демократии" был навязанный обстоятельствами полубрак по расчету; настоящий же брак, по глубокому чувству, предстоит именно с великобританским генералом Уоккером (Командующий Группой британских войск в Закавказье)». Троцкий называет всю эту ситуацию «зигзаги, противоречия, измены» и говорит, что теперь «министр войны Гендерсон (министр английского правительства), братавшийся в Петербурге с министром войны Церетели, снова встретил его как собрата, после того, как Церетели прошел через объятия гогенцоллернского генерала фон-Кресса». Стоит полагать, что подобные трудности за 100 лет до того испытывал и Соломон Имеретинский, будучи сначала вассалом Турции, затем добившись против неё протектората с Россией, а потом и пытаясь получить протекторат от турок против русских.
Вообще же, переговорная практика и риторика грузин того времени заслуживают отдельного упоминания. Как некогда грузинская литературная тенденция копировала персидские, а потом и российские литературные и социальные традиции, так, стремясь показать схожесть интересов и свою собственную схожесть с немцами, а затем и с англичанами, грузины полностью копируют их лексику. В ходу и тут и там употребляются такие слова, как «демократия», «стремление к свободе», «часть Европы», «европейская ориентация Грузии», «маленькая демократическая Грузия» и т.д. Быстро осознав, что и немцы, и, позже, англичане заинтересованы в борьбе с большевиками, грузины начинают повсюду применять соответствующие «заклинания» и говорить, что все свои шаги они делают в целях борьбы с большевиками. Временами это доходит до полного абсурда: так на переговорах с посланцем Деникина – генералом Лукомским – они оправдывают оккупацию подчинявшегося белым Сочинского округа и выдавливание оттуда представителей Добровольческой Армии тоже борьбой с большевиками!
Как и в случае с персами, новая грузинская знать не церемонится с бывшими друзьями и хозяевами. Насколько грузины льстивы и подобострастны к немцам и англичанам, настолько же они бесцеремонны и презрительны по отношению к русским. До белых и до красных доходят слухи об ужасающем положении, в котором находятся русские, абхазы, армяне и осетины, проживавшие на захваченных Грузией территориях. Именно тогда уважаемый профессор Санкт-Петербургского Императорского Университета, доктор наук, член множества научных сообществ Александр Цагарели, впервые выдвигает тезис об аннексии Грузии, о компенсации грузинам за тяжелейшую русскую оккупацию и призывает западные страны помочь маленькой Грузии в её святой борьбе с Россией. Кстати, похоронен профессор Цагарели в Пантеоне виднейших, наиболее уважаемых деятелей Грузии – Мтацминда – рядом с Ильей Чавчавадзе, Александром Грибоедовым и Важей Пшавела.
Известно, что такое отношение возмущало Деникина, который неоднократно прерывал переговоры с грузинской стороной из-за невероятных, запредельных требований заведомо более слабого противника. После поражения Добровольческой Армии грузины перенесли это отношение и на представителей Советской России. Вот выдержка из письма Сталину о ситуации в Грузии С.М. Кирова, который был тогда – в 1920 году - там советским Полпредом, а через год стал комиссаром 11-ой Армии, занявшей Грузию: «Даже такие невинные органы наши, как представительство Наркомвнешторга, оказались не в состоянии вести какую бы то ни было работу: всякий выходящий из помещения представителя Наркомвнешторга подвергался задержанию или аресту, или высылке за пределы Грузии.»
Да, грузины оказались неприятным соседом и крайне тяжелым партнером. Кстати, в переговорной практике грузинское государство в полной мере использовало ряд очень интересных и уже известных нам подходов. Как когда-то Ираклий II старался вовлечь русские войска в свои междоусобные войны, так и теперь принципиальным моментом было стремление грузин максимально вовлечь в любые переговоры или конфликты тогдашних «политических тяжеловесов» - немцев, а позднее и англичан. Пользуясь влиянием и тех и других в регионе, а также их особым отношением к Грузии, это в значительной степени усиливало её позиции, а в некоторых случаях позволяло просто полностью развернуть проигрышную ситуацию в свою сторону. Так, армяне до сих пор не понимают как, одержав победу в двухнедельной армяно-грузинской войне 1918 года, заняв Ахалкалаки и Лори, двигаясь маршем на Тбилиси и не встречая серьёзного сопротивления, Армения вдруг оказалась проигравшей стороной в мирных переговорах, на которые разбитая ими Грузия пригласила англичан?
Схожее положение наблюдалось и на переговорах с белым командованием. Добившись согласия англичан на включение в состав Грузии занятых ими кубанских земель и Абхазии, грузины зачастую выставляют это согласие как основной аргумент в споре. Существуют занимательнейшие стенограммы переговоров Деникина, Лукомского и Алексеева со сменившим «немецкого орденоносца» Акакия Чхенкели на посту Министра иностранных дел Грузии Евгением Гегечкори, кстати, по совместительству – родным дядей жены Лаврентия Павловича Берия – Нины Гегечкори. Разговоры в основном шли по поводу принадлежности захваченного грузинами Сочинского округа. На неоднократные требования генералов хоть как-то объяснить на основании чего российская земля, на которой живут русские люди, где нет грузин, и которая не является спорной территорией, должна принадлежать Грузии, Гегечкори твердит лишь одно: «Англичане с этим согласны». По стенограмме видно, что такой ответ выводит героя Брусиловского прорыва Александра Лукомского из себя, он не понимает, как вообще англичане могут определять кому должны принадлежать Сочи, Туапсе и Адлер, но в ответ снова и снова получает «Англичане согласны. Вы что – не понимаете? Англичане согласны». Вспоминается, как в фильме «Место встречи изменить нельзя» вор Ручечник возмущенно говорит Шарапову? «Но ведь старший приказал! Не имеешь права! Старший приказал!»
Более того, стремясь вынудить Деникина признать принадлежность к Грузии Сочинского округа и Абхазии, грузины в полной мере прибегают к тому, что в наше время назвали бы «ассиметричным подходом». Они поддерживают и спонсируют сепаратистские движения горцев Северного Кавказа и повстанческие отряды зеленых и красно-зеленых, которые находятся в тылу Добровольческой Армии и ведут против нее партизанскую борьбу. Грузинское правительство размещает штаб повстанцев в Гагре и полуофициально, но абсолютно открыто поставляет им оружие, боеприпасы и снаряжение, шантажируя Деникина тем, что прекратит их поддержку сразу же как только тот признает Сочи и Абхазию грузинскими. Часть этих отрядов, взращенных на грузинские деньги, потом вольется в 11 Армию и займет Тбилиси.
Так или иначе, в 1920 году ситуация в Закавказье меняется. Деникин разбит, Армения и Азербайджан становятся советскими, и Грузия остается в одиночестве. Ни Англия, ни другие европейские страны не горят желанием признать её и взять «под охрану и оборону». А Грузия всеми силами рвется на Запад. Она рассылает эмиссаров, забрасывает разные парламенты и съезды воззваниями, стремится привлечь к себе международное внимание – жалуется на Россию, на большевиков, негодует, что западные страны не хотят помочь ей – своему собрату и т.д. В этом ключе в 1920 году Грузия организовывает посещение Тбилиси группой видных социал-демократов с участием Каутского, целью которого был сбор материалов против русских большевиков. И тут уж Грузия не поскупилась – дала материалов более чем достаточно!
Но признавать все равно не хотят. Постепенно Ной Жордания понимает, что это тупик и что внешнеполитическая ситуация просто катастрофична. Англия не признаёт потому, что не забыла «жаркой и «искренней» любви» грузин к немцам и оглядывается на постоянно усиливающуюся Россию. Другие западные страны не признают по этой же причине – они открытым текстом заявляют, что Грузия испортила отношения с Россией и что по старой грузинской привычке, как в своё время персов, турок и русских, она постоянно и очень активно, пытается столкнуть их лбами с русскими и турками, а они не хотят идти из-за Грузии на конфликт с Москвой и Стамбулом. С Москвой отношения испорчены кардинальным образом – надо было постараться, чтобы так сильно нагадить одновременно и проигравшим белым, и победившим красным! Старый соперник - Турция – выжидает удобного момента, чтобы откусить от Грузии кусок побольше. Активизируются территориальные споры с Арменией и Азербайджаном, да и Советская Россия все чаще говорит о том, что Грузия – агрессор и должна вернуть захваченные кубанские земли, Абхазию и Южную Осетию. Положение в Грузии все больше начинает напоминать кризис конца 1790-х. Как когда-то старый царь Ираклий II, Ной Жордания понимает, что долго такая ситуация продолжаться не может и расплата неминуема. Но особого выбора у Грузии нет – ей надо опереться хоть на кого-то, кто может признать её и обеспечить защиту.
В это время, казалось, канувший в небытие, ослабевший, унижаемый и оскорбляемый грузинами старый хозяин – Россия – возвращается. С каждым днем она становится сильнее - наводит у себя порядок, расправляется с остатками «старого мира», приближается к грузинским границам. С окончанием войны, заинтересованные в доступе к русским природным ресурсам, западные страны занимают к ней намного более лояльную позицию. Тема «злых большевиков» начинает отходить в сторону, но у Грузии нет другой, и она продолжает взывать о помощи. И тут Россия делает то, что совсем недавно не могло присниться грузинам и в страшном сне: Россия открыто атакует «богоизбранную» и «великую» Англию, до последнего момента полу-гаранта существования Грузии. Весной 1920 года советская Каспийская флотилия под командованием Раскольникова захватывает иранский порт Энзели, в котором скопились 23 российских судна, эвакуировавших из Красноводска белых и гражданское население. Энзели охраняет английская 51-я пехотная дивизия. Красные выдвигают ультиматум и, получив отказ, обстреливают Энзели с моря, высаживаются на берег, разбивают английскую дивизию, принуждая англичан и белогвардейцев покинуть город. Затем они захватывают корабли и уводят их. Забавно, что в том бою русские взяли в плен английского командующего – коммодора Фрайзера. Знали бы они, что через 20 лет – с 1941 по 1945 год именно он в чине адмирала Английского Королевского флота будет отвечать за сопровождение союзных конвоев в Мурманск!
Россия показала, что она опять стала сильной! И Грузия бросается за признанием к России. В Кремль, к набирающему политический вес Сталину направляется грузинский спецпредставитель Григол Уратадзе – давний соратник Сталина по подпольной борьбе, сидевший вместе с ним в тюрьме - тот самый Уратадзе, который потом – в эмиграции – напишет, что в 1909 их партийная Бакинская ячейка обвинила Сталина в сотрудничестве с царской охранкой и в выдаче полиции своего друга Камо. Удивительно, но Уратадзе подписывает в Москве договор о признании Советской Россией Грузии! Грузины ликуют! Жордания считает, что кризис пройден и уж теперь-то, имея на руках признание русских, он сможет убедить Запад признать их.
Но Григол Уратадзе плохо знал своего соратника по партии. Как договор о ненападении с Турцией в 1786 года стал концом Грузии Ираклия II, так и договор с Россией о признании стал началом конца Грузии Ноя Жордания. Старый лис Сталин внес в договор пункт о том, что Грузия должна освободиться от влияния англичан и вывести их войска со своей территории. Грузия опять разворачивается на 180 градусов, теперь уже по отношению к англичанам, моментально указывает бывшим «лучшим друзьям» на дверь, те уходят, оставив Грузию один на один с Россией и Турцией, а через 8 месяцев – в начале 1921 года – Россия подписывает с Великобританией торговое соглашение, по которому англичане обязываются при любом развитии событий воздерживаться от поддержки Грузии. Остальное было уже делом времени, и когда в феврале 1921 года вспыхивает Шулаверское восстание, 11-ая Советская армия оказывает восставшим помощь и один грузин - Орджоникидзе посылает другому грузину - Сталину знаменитую телеграмму «Красное знамя реет над Тифлисом!».
Вопреки ожиданиям грузинского руководства, захват Грузии не вызвал международного резонанса. За короткое время Грузия успела всем надоесть своими метаниями из стороны в сторону, своим молниеносным предательством тех, кому еще вчера пылко изъяснялась в любви, своими бесконечными жалобами и своим постоянным сталкиванием лбами великих держав. Вопрос защиты Грузии и войны с Россией даже не поднимался. Между большой, всем нужной Россией и маленькой и скандальной Грузией Запад выбрал Россию.

Над Грузией опять взошла Российская Звезда.

Теперь можно и передохнуть. Тем более, что еще один цикл истории Грузии завершился. В нем она удивительнейшим образом и практически идентично воспроизвела свою модель поведения и в точности повторила периоды, обрисованные ранее: Власть иностранной державы – Максимальное мимикрия под хозяина с целью получения благ – Ослабление покровителя - Поиск нового хозяина грузинской знатью, возвеличенной старым – Мимикрия под него - Полный и очень быстрый разворот против старого покровителя и наступление на его интересы.
Поразительно, но живя в другую эпоху, с иными действующими лицами, с другими интересами, с гораздо большей скоростью происхождения перемен, Грузия ни на йоту не отошла от своей модели поведения, она не поставила новых целей, ни добавила в ней новых пунктов, ни отбросила старые. Достаточно закономерно и то, что результат двух циклов оказался одинаков, что в 1801 году, что в году 1921.


Часть 4. Грузия в советское время

Скоро будет